Тип поиска

Tags: ,

Эксклюзив: тест русско-японской машины для перевозки денег

Share

Инкассаторский ГАС-1984 «Тритон» на базе Isuzu D-Max стоит порядка 3 миллионов рублей. Не впечатляет? Зато этот броневик умеет безопасно перемещать столько ценностей, что хватит на бюджет маленькой страны

Сначала о секретности. Если из технологий производства и защиты инкассаторских автомобилей особой тайны не делают, то системы безопасности банки охраняют ревностно. Ведь это как рецепт уникального блюда или план военной операции: проболтался — проиграл. Поэтому мы не имеем права раскрывать название финансовой организации, в которую отправится служить партия новых ГАС-1984 «Тритон». Скажем лишь, что если живете в регионе с погаными дорогами, а то и без них, скоро именно такие спецмашины станут забирать выручку из магазинов по соседству, развозить зарплаты да пенсии.

Инкассаторский фургон на шасси Isuzu D-Max проектировали шесть месяцев, но теперь на производство одного броневика уходит всего 30 дней. В год планируют собирать порядка 80 ГАС-1984 «Тритон» при общей мощности предприятия до 500 спецмашин

Броневики на базе выносливых рамных пикапов придумали для тех мест, где обычным коммерческим фургонам даже с полным приводом тяжеловато: к примеру, Магадан, Якутия, да и весь Дальний Восток — типичная зона работы инкассаторской техники повышенной проходимости. Почему не переделывают внедорожники? Грузопассажирские модели дешевле, да и строить спецкузов на базе бортовой платформы проще. Основанная в 1997 году компания ГАС (не путать с нижегородским ГАЗом) накопила в этом деле солидный опыт. На заводе под Санкт-Петербургом обретали пулестойкость, в частности, Ford Ranger и Volkswagen Amarok. Но первый покинул российский рынок, второй серьезно подорожал. Пришлось искать альтернативу, поскольку капризный УАЗ по качеству и имиджу уже мало кого из заказчиков устраивает. Выбрали Isuzu D-Max — крепкий, относительно недорогой пикап от производителя известных в нашей стране грузовиков.

Чтобы собрать, надо разобрать

Конверсия начинается, когда в ворота цеха въезжает стандартный D-Max. Ровно в таком виде машину показывают в дилерских шоу-румах. Обычно для переделки берут самую доступную модификацию, но в случае с Isuzu пришлось закупить среднюю версию Air с двойной кабиной — сейчас за дорестайлинговый вариант просят 2 049 000 рублей. Причина — в строгом техническом регламенте на инкассаторские автомобили. По правилам водителю спецмашины всегда должен быть обеспечен хороший обзор, поэтому боковые зеркала обязаны иметь дистанционную регулировку (вдруг, злоумышленники задумают «случайно» их повернуть) и обогрев. А в базе D-Max такого не предлагает.

По меркам автопрома, ГАС — завод небольшой, но кустарщины здесь не терпят. «Тритон» получил ОТТС, прошел испытания на Дмитровском полигоне, в том числе выдержал вес 3,1-тонной плиты, положенной на крышу для проверки прочности. Оригинальные пластиковые детали и металлическую фурнитуру (порядка сотни видов на каждый фургон) в Питере делают самостоятельно. Двери подсобирают отдельно, скрытую броню защищают от ржавчины антикором. Спецэмаль наносят в покрасочной капсуле поверх заводского лака, проверяют новый кузов на герметичность в дождевальной камере, осматривают на предмет дефектов в световом туннеле и регулируют фары посредством оптического прибора

Дальше пикап раздевают почти полностью — до шасси с двигателем. Удаляют салон, стекла, снимают откидной борт и двери, срезают лишние кузовные детали вроде задней стенки и крыши. Крепления платформы усиливают и соединяют ее с кабиной, сверху приваривают каркас будущего отсека. Скрытую защиту отделения экипажа формируют панелями из российской броневой стали. Повод для гордости: испытания показали, наша продукция прочнее зарубежной. Листы заготавливают заранее по чертежам для конкретной модели автомобиля, поскольку сверлить и допиливать по месту нельзя: сохранение пулестойкости обеспечивает только сверхаккуратная лазерная раскройка. Со стороны технологический процесс со снопами искр и характерным ароматом сварки вокруг скелета машины с торчащими лапшой проводами выглядит варварским насилием над техникой. Но по факту как раз наоборот — конверсия согласована с Isuzu, поэтому на «Тритон» сохраняется заводская гарантия по агрегатной части. Причем зоны ответственности определены документально — специальным разделительным перечнем, клиенту не грозит «футбол» проблемы от дилера Isuzu к ГАСу и наоборот.

Когда стекло прочнее брони

Автомобильную начинку оставляют без изменений. 2,5-литровый турбодизель (163 л.с., 400 Н∙м), шестиступенчатая механика Aisin AY6, подключаемый полный привод с понижающей передачей и даже подвески остаются стандартными. Инженеры ГАС уверяют: запаса прочности серийной машины хватает и без усилений. Здесь поясним: инкассаторский броневик — не армейская техника и даже не VIP-шаттл, которым необходима стойкость к подрыву, обстрелу из серьезного стрелкового оружия и даже ядерному апокалипсису. Сейчас вообще дело идет к тому, что деньги станут оберегать исключительно химическими ловушками — распылителями специальной краски. Пытается преступник отнять ценности, а в ответ его и добычу автоматика маркирует несмываемым составом. Украл миллион, а кутить на него не можешь — ограбление теряет смысл. Поэтому ГАС-1984 рассчитан лишь на защиту экипажа от дерзких, но не слишком хорошо вооруженных налетчиков.

Isuzu D-Max оказался столь удобен для конверсий, что на основе японского пикапа ГАС также спроектировал автодом, фургон общего назначения и спецмашину для перевозки банковского оборудования

Тестовый Isuzu забронировали по классу Бр2/Бр3 по ГОСТ Р 50963-96. Формально это говорит о гарантированной стойкости «тела» машины к обстрелу 9-мм пистолетом Сердюкова, а стекол — к выстрелам из 9-мм пистолета Ярыгина, причем пулей с упрочненным сердечником. При этом разработчики говорят, что ТТ и 7,62-мм автомат Калашникова защита тоже выдержит. Топливный бак прикрыт бронекоробом, но пол кабины остается штатным (если заказчик не пожелает иного), равно как моторный отсек, в котором защитную рубашку получает только аккумулятор. Подорвать такой броневик можно, а вот спалить не получится — подкапотное пространство страхует система пожаротушения. Подобные доработки тянут на полтонны, однако после хирургического удаления части кузовного железа D-Max худеет на 300 кг. Так что пулестойкий автомобиль сопоставим по массе с гражданским груженым пикапом, и даже запас по грузоподъемности остается.

«Тритон» удивил невысоким для громоздкого броневика расходом топлива — даже с учетом скоростной магистрали и выездов на грунт у нас вышло 11,4 л солярки на 100 км

За вами следят. Всегда

Кардинальные отличия начинаются внутри машины, куда посторонних не пускают. Деньги и ценности инкассаторы складывают в уютный отсек, аккуратно обшитый карпетом. Конфигурацию определяет заказчик — нужны ли держатели для кейсов, кассет банкомата или специальных контейнеров, а, может, достаточно пустого объема без полок. Долго находиться здесь в любом случае невозможно — истошный писк зуммера дрелью сверлит мозг. Это сигнал об открытой задней двери, напоминающей рубежами охраны и массивностью створку банковского сейфа. Даже если вскрыть механический замок, каким-то чудом выломать толстенный ригель с электромеханическим приводом, попасть внутрь не выйдет. Потому что есть еще один запор, который управляется кнопкой с места водителя. Тоже своего рода страховка, ведь человеку за рулем запрещено покидать броневик. Документы гаишнику, к примеру, предписано показывать через стекло, общаясь с инспектором посредством переговорного устройства «улица-салон». А случись нападение, этот инкассатор обязан немедленно вывезти ценный груз из-под угрозы. Даже если придется оставить коллег отстреливаться от грабителей.


Бронировать отсек для ценностей или нет — решает заказчик. В любом случае инкассатору не придется ползать на коленях, высоты потолка достаточно для работы в полный рост. Если сдвинуть дверь со стороны салона, автоматом загорится мягкое маскировочное освещение в ногах. Основной яркий плафон на потолке включается тумблером. Под полом закреплено запасное колесо — доступ к нему только снаружи

«Тритон», впрочем, тоже неплохо подготовлен к обороне, причем почти круговой — бойницы нет только в ветровом стекле. А так под огнем легко держать все стороны вплоть до грузового отделения — в сдвижную дверь перегородки салон-хранилище также встроили бронестекло с амбразурой. В кабине оставили только три кресла, поэтому места бойцам в бронежилетах и с автоматами хватает. Причем у инкассатора среднего роста получится полностью выпрямиться — так высоко подняли потолок. Любопытно, что пока экипаж следит за окружающей обстановкой, банк мониторит действия перевозчиков. Ведь по статистике чуть ли не 9 из 10 хищений происходит по предварительному сговору. Поэтому по периметру машины и внутри кабины разбросали восемь камер-регистраторов — картинки выводятся на монитор передней панели, сохраняются в памяти, а также уходят онлайн в систему безопасности организации вместе с записанным звуком.

Так выглядит «минимальный» интерьер, но вообще на втором ряду можно оставить также два или три места

Домофон и красная лампа

Толщина бронелистов уровня Бр2 — 2,6 мм, пулестойких стекол — 18-30 мм. Вроде бы немного, но дверь получается увесистой, потому и петли усилены. Тянуть приходится с изрядным усердием, в проем створку заправляет опорный ролик, прокатывающийся по подпятнику на пороге кузова. За рулем инкассаторского «Тритона» интересные ощущения. Глобально похоже на гражданский D-Max: «командирская» посадка, регулировка руля только по высоте, характерный кругляш пульта климатической установки, длинный рычаг механики и шайба управления полным приводом — все это оставили прежним. Но даже если не оборачиваться назад, где салон переделан полностью, характерные детали выдают особое назначение автомобиля.


Моторный щит забронирован на 90%, но эти доспехи, равно как и остальную защиту, снаружи не видно

Чтобы запустить мотор, мало повернуть ключ в замке. Прежде надо нырнуть под руль и нажать выключатель «массы», вырубающий при необходимости электрику. Обзор по сторонам ограничен черными лючками бойниц и пулеуловителями: бронированной окантовкой дверных проемов — она не дает поражающим элементам просочиться сквозь щели. Вперед смотреть проще, хотя по краям бронестекло дает искажения. Пусть не такие сильные, как в защищенном по высшему классу «Крузаке», но сноровка в оценке обстановки все равно нужна. Зато обогрев есть — не запотеет. Зеркало заднего вида заменили корпусом камер — наглядный аргумент, заставляющий не болтать скверно о начальстве или того хуже планировать предательство. Справа от козырька комбинации приборов расположили похожий на бытовой домофон пульт связи с улицей и тревожную красную лампу. Она вспыхивает, если открыта хоть одна дверь. Напомним, водитель всегда дежурит в машине, поэтому попасть внутрь коллеги могут только по обоюдному согласию — один снаружи тянет ручку, другой одновременно внутри нажимает кнопку. И лишь тогда замок разблокируется. Пульт сработан грубовато, без подсветки, да и вообще новые элементы отделки подчеркнуто утилитарны: торчат повсюду головки винтов, правая рука вместо мягкого подлокотника находит крепления для «калашей». Обстановка говорит яснее должностной инструкции — ты здесь на службе. И езда это ощущение укрепляет.

Денежный экспресс без привязки к асфальту

Вчера сотрудники завода ГАС ходили в футболках, а к нашему приезду Санкт-Петербург накрыло неистовой метелью вперемешку с дождем. Грунтовки размокли, на асфальте — скользкая жижа, в воздухе — снежно-грязевая взвесь. Не иначе, «Тритон» призвал с небес условия, для которых и создавался. Забыл, правда, что из цеха выехал на якобы всесезонке Bridgestone Dueler H/T 255/65 R17, больше напоминающей сугубо летние покрышки. Поэтому на старте приходится аккуратничать с газом и сцеплением либо врубать полный привод (к слову, передние колеса разрешено подключать на скорости до 100 км/ч) — иначе пробуксовка. Зато с тягой проблем нет: турбодизель выдает максимальные 400 Н∙м уже с 1400 об/мин, увесистый броневик трогается чуть ли не с холостых. Это удобно в отличие от компоновки педального узла. Похоже, броня слегка «выдавила» внутрь салона обшивку, и теперь левую ногу поставить некуда — приходится держать на весу, тратя на это силы.

Инкассаторская ливрея и внушительные габариты заставляют окружающих водителей уважительно относиться к «Тритону». ГАСу деликатно уступают дорогу, подрезать и хамить побаиваются

А ведь их надо экономить, поскольку в движении ГАС-1984 и правда похож на груженый пикап. Усилие не руле отнюдь не детское: чем меньше скорость, тем сложнее поворачивать. И к стабильности на траектории есть вопросы: броневик не любит резких перестроений, изрядно кренится, грузно покачивается на волнах, переваливаясь с боку на бок — на скользкие шины подобную «мягкотелость» уже не спишешь. При этом «Тритон» отнюдь не тихоня — благодаря бодрому мотору легко выходит за 100 км/ч, суеты городского потока тоже не боится. Просто водителю сложнее — приходится работать с упреждением, особенно на трассе с сильным боковым ветром. Высокий 2,5-метровый кузов парусом ловит воздух, внезапно и резко швыряя машину в сторону. Зато штатные тормоза порадовали хваткой: замедление линейное, по педали чувствуешь — запас еще есть.

Зеркало на правом борту помогает инкассатору вовремя заметить нападение со спины, а коробочка на водительской двери — общаться с улицей, не выходя из машины

ГАС-1984 оказался неожиданно шумным. Обычно в бронированных автомобилях едешь, словно в звукоизолированной капсуле. «Тритон» же передает в салон рокот дизеля и гул шин, нервирует резонирующим дребезгом со стороны задней перегородки и свистом ветра над головой — в районе выпирающего пластикового лба. Но «городские» недочеты ничто по сравнению с тем, как круто пулестойкий фургон мчит по разбитой грунтовке. Сложно поверить, однако факт — плавность хода сравнима с ралли-рейдовыми прототипами вроде бешеной «Тойоты»! Причем броневик поливает по жутким на вид ухабам не абы как, а очень правильно — не спрыгивая с курса, иногда лишь отрываясь от земли, чтобы через мгновение мягко на нее вернуться. Ускоряешься еще, а подвески отрабатывают по-прежнему деликатно — ни одна монетка в кузове не шелохнется. Типичные для рамных пикапов колебания и подергивания тяжелого неразрезного заднего моста едва заметны. Прибавьте к этому изначально неплохие вездеходные способности (клиренс — 225 мм), и получится умелый инкассаторский транспорт для глухих мест. Только вот шины лучше подобрать позлее.

Юрий Урюков
Заместитель главного редактора Авто Mail.ru / Фото Дмитрия Огнева

0

Автор публикации

не в сети 1 месяц

Admin

0
Комментарии: 0Публикации: 584Регистрация: 20-02-2019
Теги:

Вам может понравиться

Добавить комментарий

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля